Марио и Шилклопер


Шилклопер или законченная форма мироздания

Многое в нашей жизни зависит от первой встречи. Первое впечатление, первый опыт, первый взгляд, первый разговор. Симфония чувств и ощущений под названием «Впервые». Всё это «впервые» очень важно, когда ты начинаешь в своей жизни новый виток, выходя в свободное парение, имя которому Творчество.

И если твой первый Учитель, партнёр, Гуру значимая единица в мироздании принимает тебя за равного, увидев в тебе божью искру, то твой дальнейший полёт в мире звуков уже ровный самостоятельный уверенный. Тебя перестают волновать презрение толпы, бытовые передряги, зависть коллег по цеху. Ничто не сменит траекторию полёта, цель коего – вершина мастерства.

Прощай Кишинёв. Мариану Калдарару повезло: в 1997 году, с рекомендательным письмом от известных музыкантов и друзей из ансамбля «Тригон», он предстал пред Ясны очи всемирно известного музыканта Аркадия Шилклопера.

Валторной, альпийским горном, флюгельгорном, да и другими духовыми инструментами Шилклопер владеет виртуозно – это неопровержимый факт, который не рискуют оспаривать даже скептики от музыкального мира. Воспитанник Московской Военно-Музыкальной Школы (МВМШ), за плечами которого оркестр Большого театра, Московской государственной филармонии, солист, постигший там математическую строгость звукоряда, он стал королём импровизации.

Молодого музыканта Мариана Калдарару мэтр с блестящим академическим образованием принимает сразу без условий, без столичного апломба, без оговорок. Его не волновала степень фактической музыкальной образованности, ему был интересен талант как данность определённая носителю такового Богом, универсумом, жизнью (нужное в зависимости от конфессиональной и идеологической принадлежности подчеркнуть).


Без поучений (научение воспринималось как само собой разумеющееся состояние) он сразу приглашает Марио во многие свои проекты с Игорем Иванушкиным (контрабас), Джоном Сазом (туба), Аркадием Кириченко (туба, вокал), Львом Слепнером (композитор, маримбофонист, основатель группы «Маримба»), Михаилом Митропольским (джазовый обозреватель, радио- и телеведущий).

Проекты с Марио не были постоянно действующими проектами. Шилклопер интуитивно почувствовал основное качество молодого музыканта – стремление к абсолютной свободе в творчестве, основанной на абсолютной свободе выбора.

Безоговорочно доверяя таланту молодого музыканта, он знакомит его с энтузиастом русского аутентичного фольклора Сергеем Старостиным (вокал, кларнет, этнические инструменты), с которым тогда помимо Шилклопера в проекте «Moscow Art Trio» работал Михаил Альперин – российский, норвежский и молдавский джазовый пианист и композитор. Но именно знакомство со Старостиным, с лёгкой руки Шилклопера, выльется в многолетнее блестящее сотрудничество Марио и Старостина в проектах «Проще Простого», «Жили-были…» (Старостин, Клевенский, Т. и О. Краснопевцевы, Марио).

Что определяет атмосферу творческого союза? Это может быть диктатура лидера, чёткая иерархичность, абсолютное подчинение кастовой идее, выливающиеся в точно выверенный, часто препарировано прекрасный звук на концерте. Но возможна и ситуация абсолютной внутренней свободы Художников, ощутивших себя общей единицей мироздания. Этот путь может превратиться в какофонию самогимнов (Игорь Северянин), или в Гармонию вселенского хаоса (из которого родилась, согласно древнегреческой мифологии Жизнь). Это возможно, если музыкант слышит рядом играющего партнёра, ловит нюансы и посылы. Именно это было определяющим для Марио во всех проектах с Шилклопером. Именно этого часто не достаёт Марио во многих партнёрах, после отъезда Аркадия в Германию. Нить партнёрства прервалась, но траектория полёта, заданная Мэтром осталась – Абсолют мастерства, Абсолют ритма, Абсолют звука.

Автор публикации:

Evelina

Эвелина Киллинг-Бирюкова

Креативный директор продюсерского центра eArt GROUP