Марио и Тригон

 

Тригон, или преодоление звука.

Путь Художника это не всегда растворение во вселенской гармонии, и часто и преодоление стереотипов, сопротивления среды, своих сомнений, себя самого. Встреча с равновеликим Мастером порождает желание сойти с собственной орбиты и войти в поле притяжения другой. Налаженность вращения, покой уже высказанного кем-то гармонии звуков (долой сомнения и муки неопределённости).
Убаюкивающий ритм отрепетированной ведомости (ударение на второй слог, от слова вести). Именно в такие моменты и решатся, кто ты – либо самостоятельная единица в мире музыкальных гармоний, странник с рюкзаком за плечами, где лежит только невыносимая лёгкость бытия, либо ты великий ремесленник, обитающий в тепле сложившихся, сотворённых (часто не тобой) звуков и гармоний, ты просто третья точка в самой устойчивой геометрической фигуре.

«И люди вышли из квартир,
Устало высохла трава.
И снова тишь. И снова мир.
Как равнодушье, как овал.
Я с детства не любил овал!
Я с детства угол рисовал!»
(Павел Коган).

«Тригон» – геометрическая фигура, базирующаяся на трех углах. И название молдавской группы из трех музыкантов ( Тестемицану – бас-гитара, Балтага – ударные , Штефанец –альт) совершенно разные музыкальные миры, при этом их музыка – единое и одновременно разнородное сочетание молдавского фольклора, джаза, камерной инструментальной музыки, рока и фанка.

Объединив необъединимое, они создают новое направление в музыке. Арт-джаз-фолк – это богатство звуковой палитры, изломанных ритмов, неожиданность импровизационных поворотов, сдобренных артистической вовлеченностью в некое почти театральное действо.

Европейцы при слове Молдова мучительно морщат лбы: вино, бывшая (теперешняя?) вотчина Румынии, и вроде бы Граф Дракула. В 1996 году своим дебютным альбомом «The Moldovan Wedding in Jazz» три заоблачно талантливых музыканта бас-гитарист Серджиу Тестемицану, барабанщик Олег Балтага и потомственный лаутар, музыкант от Бога, альтист Анатол Штефанец заставили весь музыкальный мир выучить, где находится Молдавия. Они были удостоены гран-при французской Академии Искусств « Шарля Кро».
Сюжет саги о краткосрочном, но блистательном сотрудничестве Марианна Калдарару и группы «Тригон» развивается в жанре эллиптической новеллы. Это, когда протагонист возвращается в новом качестве к той же сюжетной точке, с которой началось повествование. Работая на радио Марио однажды приглашает музыкантов стать героями его передачи, именно они пишут потом юному Мариану рекомендательное письмо в Москву к Аркадию Шилклоперу(валторна, альпийский горн, флюгельгорн), а он в свою очередь, уезжая в Германию, сообщает о новом профессиональном качестве Марио. По мнению Шилклопера Мариан Калдарару – это к тому времени уже слоившийся мастер со своим подчерком, стилем и внутренней свободой. Сколь причудливы повороты судьбы, именно эти качества, ставшие определяющими в решении пригласить Марио в «Тригон», станут потом причиной его ухода из группы.

Но пока на дворе 2000 год и он становится третьей точкой, восстановившей накренившегося равновесия группы (в это время из группы уходят бас-гитарист Серджиу Тестемицану его сменяет Александр Мурзак и барабанщик Олег Балтага).

С приходом Марио в строгую, оправданную общей идеей, математически выверенную и отрепетированную импровизационную канву группы, вливаются экзотические ноты. Мариан привозит с собой из Москвы не только дух свободной, раскрепощённой импровизации (школа Шилклопера), но и новые инструменты (керамическая перкуссия диплипито, чанки) собственного изготовления (ах, эта абсолютная Самость во всём – свободомыслие, свобододействие).

По мнению многих музыкальных критиков, в 2000 году родился не менее звёздный состав «Тригона» – Анатол Штефанец, Александр Мурзак, Мариан Калдарару. Самым удачным их совместным проектом станет компакт-диск « Голос моей Земли», презентованный искушённой московской публике в культурном центре «Дом» – тогдашней Мекке всех этнических музыкантов.

В этом проекте, как и во всех предшествующих, харизматичный, виртуозный, яростный несомненный и неоспоримый нерв всей программы – лидер группы Анатол Щтефанец. И всё же многие слушатели почувствовали, что с приходом Марио от музыки «Тригона» повеяло ветерком демократизма, который ярко проявляется в первой композиции альбома « Сны Трансильвании». Завораживающая, лёгкая импровизация снизошла на Мурзака Калдарару Штефанца (бас-гитара. ирландский бубен bodhra, альт) из Универсума и с уходом Марио её не удалось более повторить.

В любом Художнике присутствует помимо божественной лёгкости творчества, ниспосланной Вселенной, и каждодневная мука ремесленничества. Изуитской изматывающей работы над собой. Другой вопрос в чём цель этого изнурительного труда. Либо это попытка загнать себя в чужую, пусть самую идеальную схему, почувствовать себя в ней комфортно и дальше плыть под парусом общей кастовой, корпоративной идеи. Либо это просто неуспокоенность Мастера, ведущая к новому витку свободы творчества – я знаю, что я ничего не знаю.

Именно в этом, а не географическом конфликте (Тригон в Кишинёве, Марио в Москве) состояла причина разрыва. Вопрос свободы выбора. Выбора творческих принципов. Мариан Калдарару выберет абсолютную свободу, вылившуюся вмногоцветную палитру проектов (Старостин Марио, Клевенский Марио, Бургер (туба,Германия) Марио,Гончаров(труба)Марио….), а не строгую гениальную, «тригонометрическую» диктатуру гармонии.

Будут ещё Франция, Польша, Германия, Румыния – там все ещё вместе три планеты вращаются по одной орбите, имя которой Музыка. Международный конгресс Виолы в Новой Зеландии поставит точку в истории творческого союза Штефанец-Мурзак-Калдарару. Но не прервёт многолетней дружбы. Музыканты тем и отличаются от политиков, что расставаясь, не засылают друг другу наёмных убийц, а ставят на стол бутылку доброго вина.

«Тригон» – геометрическая фигура, базирующаяся на трех углах, говорят самая устойчивая геометрическая фигура.

«И люди вышли из квартир,
Устало высохла трава.
И снова тишь. И снова мир.

Как равнодушье, как овал.
Я с детства не любил овал!
Я с детства угол рисовал!»
(Павел Коган).

А кто доказал, что гармония равенства души, симфония запахов пожухлой травы, тишина мироздания не есть среда обитания Художника, идущего своим путём, не навечно же остаться лишь третьей точкой устойчивой конструкции? Над головою звёздное небо, а в котомке невыносимая лёгкость бытия.

Автор публикации:

Evelina

Эвелина Киллинг-Бирюкова

Креативный директор продюсерского центра eArt GROUP